Срезки

Часть пятая, глава 1

Судьба распоряжается людьми по-своему. Для всех без исключения только две её точки отсчёта одинаковы: рождение и смерть, первый крик и последний вздох. А между ними – эта самая судьба в пространстве и времени. Но они-то и имеют свою меру. У одних большую, у других – меньшую.
Афанасий Валов стал первым в Колымском крае. Незаурядный, талантливый организатор. На дюжину лет старше Шадрина, который точно сформулировал судьбу Валова: «Став первым, Валов три года крепко поработал на свой авторитет, потом уже авторитет работал на Валова».
Но жизнь плетёт свои кружева. Афанасий Сергеевич со слов родителей заочно знал о своём земляке Шадрине. И только. Но именно Валов, правда, не без помощи Комарова, первым обратил внимание на неординарность Шадрина и сделал его первым в Восточно- Тундровском районе. По тем временам это было исключение из правил: допустить журналиста к руководству районной парторганизацией. И, пожалуй, ему единственному Валов, опять-таки не без влияния Комарова, до поры до времени прощал строптивость, за которую других не щадил.
Человеческие отношения – не жилплощадь, и их не измеришь только квадратами пола и кубометрами воздуха. Валов же был непредсказуем. Особенно в пьяных куражах. В районах, куда он приезжал, загодя знали: от его состояния, самочувствия (порой оно доходило до скотского) и настроения (менялось в зависимости от услужливости ему) зависело многое. Сегодня ты мог получить повышение, ещё прочнее закрепиться на номенклатурной орбите. Или завтра тебе будет выписан «волчий билет». Шадрин не исключал: после смерти Комарова последний выбор будет предложен ему. Наклонная Валова сползала всё круче и круче. Но это всё впереди.


Вернуться

Навигация