Статистика

Яндекс.Метрика

admin

Страница 1 из 912345...Последняя »

Судьба семьи в судьбе страны. Опарины

Григорий Егорович Опарин

На здании Рудничной школы установлена мемориальная доска с текстом: «В этой школе в 1923 – 1928 гг. учился Г.Е. Опарин. В бою с гитлеровцами под Старым Осколом погиб смертью храбрых»

А «что он сделал? Кто он и откуда»? «Почему ему такая почесть»? Сегодня на эти вопросы ответят лишь немногие.

В газете «Горняк Бакала» за 23 февраля 1967 года была напечатана статья И. Гладкова «Один из семнадцати», рассказывающая о подвиге, совершённом 31-го января 1943 года советскими воинами на подступах к Старому Осколу. Группа краеведов школы № 21 под руководством учителя истории В.Н. Астафьева написала письмо в Старый Оскол, чтобы узнать подробности этих событий. Вскоре пришёл ответ из краеведческого музея города, в письме – адрес одного из четверых оставшихся в живых участников названного боя.

Началась переписка, появились новые адреса… Стало известно, что Опарин Григорий Егорович посмертно награждён орденом Красного Знамени. Об этом рассказывалось в газете «Саткинский рабочий» от 9 мая 1967 года («По следам подвига»)…

19 февраля 1970 года в газете «Московский комсомолец» появилась большая статья доктора исторических наук Воронежского института И.Ф. Бирюлина «У разъезда Набокино», а 27 января 1971 года в газете «Правда» его же статья «У незнакомого посёлка», в которых, по свидетельству участника этих событий П.Е. Рябушкина, «описано всё так, как было, лучше не скажешь». Газеты эти появились в нашем городе в 1981 году в музее БРУ благодаря переписке тогдашнего председателя совета народного музея И.Ф. Квашнёва с живыми участниками этих событий П.Е. Рябушкиным и В.И. Кукушкиным и с научным сотрудником Старооскольского музея Л.И. Ефименко. В результате в музее БРУ появились фотографии Майсюковой будки, около которой и происходил бой у разъезда Набокино,

фотографии созданного на месте боя мемориала

и отдельно – мемориальной доски с именами бойцов, павших там смертью храбрых.

Один из погибших – бакалец Григорий Егорович Опарин.

Опарин Григорий

Григорий родился в 1914 году в посёлке Рудничном Златоустовского уезда Уфимской губернии в многодетной рабочей семье Егора Гавриловича, потомственного уральского рудокопа, и Матрёны Ивановны Опариных.

В 1923 – 1928 годах учился в Рудничной школе, после смерти отца в 1930 году пошёл работать. В 1930 – 1932 годах был учеником слесаря в механической мастерской Буландихинского рудника. В 1932 – 1941 годах работал бутовым рабочим на дробилке рудника «Бакальчик». 17 сентября 1941 года был призван в Красную Армию. Служил наводчиком противотанкового ружья в 409-м отдельном истребительно-противотанковом дивизионе 107-й стрелковой дивизии 40-й армии Воронежского фронта. Во взводе «пешей артиллерии» младшего лейтенанта Василия Бондаренко, который всегда был на самых ответственных участках наступательных и оборонительных боёв…

После затяжных операций взвод находился на отдыхе. Вдруг вбежал замполит роты и с порога крикнул: «Фашисты!» Взвод тотчас поднялся. Пятнадцать солдат и младших командиров во главе со старшим лейтенантом Валентином Плотниковым и младшим лейтенантом Василием Бондаренко заняли оборону у полуразрушенной будки разъезда Набокино. Приготовились к бою. Решили драться, как панфиловцы под Москвой, до последней капли крови…

Вражескую колонну ждать пришлось недолго. Она двигалась, растянувшись на несколько километров. Орудия, миномёты, пулемёты, повозки с боеприпасами и снаряжением… У наших же было всего семь противотанковых ружей, гранаты, два автомата и несколько винтовок.

Раздалась команда: «Огонь по фашистам!» Заговорили противотанковые ружья, винтовки. Десятки гитлеровцев сразу же были скошены, запылали машины…

После минутного замешательства фашисты рассредоточились и начали наседать. Завязался многочасовой бой. Враг имел тридцатикратное превосходство в людях и стократное в технике, но наши стояли насмерть. Бой продолжался до позднего вечера…

«Когда фашисты захватили насыпь, на окровавленном снегу обнаружили немногим более десяти советских солдат. Куда же девались остальные? «Не может быть, чтобы эта горстка русских разгромила нашу колонну», – подумали, наверное, гитлеровцы.

В озлоблении враги набросились на тех, кто ещё дышал. Добивали прикладами, кололи штыками. И со всех сняли тёплую одежду». («Правда», 29 января 1971г.)

Подоспевшая вскоре советская пехота довершила разгром изрядно побитой немецкой колонны. На поле боя подобрали наших четырёх тяжело раненных, полузамёрзших солдат… Обнаружили, что взвод бронебойщиков уничтожил свыше 300 захватчиков!..

Погибшие посмертно награждены орденами Красного Знамени и Отечественной войны I степени. На месте сражения впоследствии установлен обелиск, а одна из улиц Старого Оскола названа «Имени 17 героев». Григорий Опарин был одним из этих семнадцати. Погиб он 31 января 1943 года.

Однако в семье Опариных об этом узнали намного позднее. Дело в том, что с августа 1942 года прекратилась связь с ним. Григорий стал числиться в списках пропавших без вести…

15 июля 1950 года мать Григория Матрёна Ивановна заполнила розыскную анкету… А о судьбе Григория стало известно почти через двадцать лет после его гибели!..

Не знаю, довелось ли бы мне заниматься вновь судьбой Григория Егоровича Опарина и поиском членов его семьи, если бы не случай.

О сути и деталях его подвига уже знала, ведь я работала в шестидесятые годы в Рудничной школе, поисковая работа Виктора Николаевича Астафьева секретной не была, в кабинете истории были стенды с материалами – результатами поисков «красных следопытов». Мой отец выписывал газету «Правда». По поводу открытия мемориальной доски перед входом в здание школы состоялся митинг…

И вдруг на электронной почте нашего семейного сайта srezki.ru 16 декабря 2010 года читаю письмо Сергея Щеглова из Старого Оскола с просьбой помочь их школьному музею в сборе материала о личности Григория Опарина, о его семье. А что я могла бы им сообщить? Ведь то, что я об Опарине знала, мне стало известно благодаря письмам из Старого Оскола.

Пережила чувство стыда и со следующего же дня начала поиски. Что начала искать? В музее БРУ и в библиотеке попросила всё, что у них есть о Григории Опарине. Перечитала всё заново. Начала искать всё, начиная с того, нет ли кого-то живых из родственников Опариных… Напрасные хлопоты! Все, кого спрашивала о родстве с Григорием, говорили, что они лишь однофамильцы… Потом занялась другими проблемами…

И вот «Саткинский рабочий» летом 2011 года вспомнил о нашем земляке. Снова начались расспросы. И тут мне повезло. Меня «натолкнули» на родственников Опариных. Только у них уже другие фамилии…

Примерно в это же время в Интернете нашлись материалы о событиях 31 января 1943 года:

Из книги авторского коллектива под руководством Д. Зарубина «Во имя жизни» (взято в открытом доступе) «… Освобождение Старого Оскола от немецко-фашистских захватчиков вошло составной частью в Воронежско-Касторненскую операцию. 26 января части 107-й стрелковой дивизии под командованием полковника П. М. Бежко после тяжёлого марша от Острогожска по бездорожью в сильный мороз и метель развернулись на рубеже от Новокладового до Незнамово и начали наступление на Старый Оскол и пригородные слободы, где оборонялись более двух полков 26-й немецкой пехотной дивизии, усиленных артиллерией и венгерскими подразделениями, группами жандармов. Штурмовые группы стрелковых полков дивизии под командованием подполковника Шакира Гатина, полковника М. Н. Арутюнова и майора О. Т. Кононова поддерживались дивизионной артиллерией 1032-го артполка и 409-го истребительно-противотанкового дивизиона. По всему фронту наступления от окраин слободы Пушкарской до села Каплино разгорелись ожесточённые бои. Фашисты по несколько раз в день ходили в контратаку и откатывались назад. Наши батареи, находясь в боевых порядках пехоты на северной окраине Каплино, вели огонь прямой наводкой, нанося фашистам большой урон…» Стояла снежная холодная зима 1943 года. 31 января гарнизон противника в городе в составе двух полков 168 немецкой пехотной дивизии, усиленный артиллерией, упорно оборонялся, стремясь сковать наши силы и тем самым содействовать прорыву на запад окруженной восточнее Горшечного группировки. С этой же целью вражеское командование послало к гарнизону подкрепление, которое должно было прорваться в город со стороны железнодорожного разъезда Набокино. Разъезд Набокино – это железнодорожная ветка да одна старенькая будка. Здесь многие годы жил путевой обходчик Майсюк. И будка стала называться Майсюковой. Она стояла пустая, с выбитыми стеклами и выломленными дверьми, полузанесенная снегом.

В одной из деревушек вблизи города расположилось подразделение противотанковых ружей 409-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона 107 стрелковой дивизии. Неожиданно в комнату вместе с клубами морозного воздуха ворвался заместитель командира роты по политической части старший лейтенант Плотников и сообщил о том, что к городу движутся танки противника.

Через несколько минут солдаты в глубоком снегу рыли окопы, поудобнее устраивали противотанковые ружья. Их было семнадцать человек: «…старший лейтенант Валентин Плотников, младший лейтенант Василий Бондаренко, Умербай Чажабаев, Сергей Башев, Петр Николаев, Михаил Яблоков, Тимофей Саввин, Григорий Опарин, Михаил Дроздов, Павел Виноградов, Алексей Золотарев, Николай Литвинов, Петр Толмачев, Василий Кукушкин, Тихон Бабков, Абдыбек Бутбаев, Павел Рябушкин…». Слева – полотно железной дороги, справа – утонувшие в сугробах щиты для задержания снега. Местность была ровная, и каждый понимал, что если он смалодушничает, его ждет бесславная смерть. Восемь противотанковых ружей установлены. Все ждут появления фашистов. Но что это? Вместо танков на огневую позицию движется большая колонна немецкой пехоты. Противотанковые ружья – грозное оружие, но против танков, а не против пехоты. Нужны пулеметы. У семнадцати человек, кроме восьми противотанковых ружей, был лишь один автомат да семь карабинов. Но бойцы понимали: отступить – значит пропустить врага в город. Колонна все ближе, ближе. Уже хорошо видны даже лица. Хлестко прозвучал пистолетный выстрел. Это Василий Бондаренко подал сигнал к открытию огня. Грянул второй залп. Гитлеровцы начали расползаться по сторонам. Идущие сзади развернулись в цепь. Начался бой горстки советских воинов с превосходящими почти в тридцать раз силами противника. Расчет сержанта Яблокова держал под контролем насыпь железнодорожного полотна, куда стремились прорваться гитлеровцы. Каждая такая попытка обходилась им дорого. Это вывело фашистов из себя. Они сосредоточили по расчету пулеметно-минометный огонь. И вот первый павший боец. Сержанта заменил комсомолец Алексей Золотарев. И снова меткие выстрелы заставили гитлеровцев откатиться назад. Они собрались в лощинке и открыли по окопу Золотарева ураганный огонь. Вражеская пуля ранила комсомольца. Разорвавшаяся неподалеку мина вывела из строя его ружье. Обливаясь кровью, Алексей взял в руки винтовку и продолжал уничтожать гитлеровцев. Осколками мины Золотарев был ранен еще раз в голову, но и после этого продолжал вести огонь. Раненый Михаил Дроздов передал ружье Григорию Опарину, взял винтовку и начал стрелять одной рукой. И опять фашисты откатились, залегли. Казахи Умербай Чажабаев и Абдыбек Бутбаев были в одном окопе. Василий Бондаренко заметил, что левее его, в редком кустарнике, немцы устанавливают пулемет. Нужно не дать врагу закрепиться на этом месте, и младший лейтенант приказал сержанту Чажабаеву уничтожить пулемет. Умербай был ранен в руку. Превозмогая боль, он тщательно прицелился и нажал спуск противотанкового ружья… И в это время его настигла пуля. Ранило и Абдыбека Бутбаева. А бой у будки продолжался. Из семнадцати их осталось несколько человек. Павлу Рябушкину разрывная пуля раздробила бедро правой ноги. Фашисты осмелели. Они появились перед самыми окопами. Рябушкин бросил в фашистов гранату, огромная сила взрыва на миг заслонила все впереди. В это время пробравшийся сзади немец нанес ему сильный удар прикладом по голове. Немцы сняли с бойца теплые вещи и полураздетого оставили на снегу. Рябушкин был сильно обморожен, но, не терял надежды, что подойдет подкрепление. Получил тяжелые ранения в бою и Василий Иванович Кукушкин. Комсорга Николая Литвинова фашисты взяли в плен, искололи штыками и тяжелораненого, истекающего кровью, бросили на костер и сожгли заживо.

Еще один боец вышел из строя. Павел Виноградов осмотрелся, заметил, что к нему ползет командир взвода. Полушубок в крови, ложе автомата выщерблено осколками. «Видишь, справа пулемет! Близко подобрался. Уничтожить его», – и Бондаренко пополз дальше. Виноградов перезарядил ружье, прицелился так, чтобы бронебойная пуля поразила пулемет и убила пулеметчика. Замолчал пулемет. До последней минуты своей жизни Виноградов дрался храбро и мужественно. Вражеская пуля скосила его в тот момент, когда он посылал очередной патрон в свое ружье. «Два Петра – в одном окопе», – шутили обычно над сержантом Петром Николаевым и красноармейцем Петром Толмачевым. Были они в одном окопе и в этот раз. Петр Николаев вел огонь из противотанкового ружья. Петр Толмачев набивал обоймы и стрелял из винтовки. Оба были ранены по несколько раз, но огонь из их окопа не прекращался. Пять повозок, миномет уничтожены, более 25 солдат и офицеров нашли свою смерть от их меткого огня. Но пристрелявшийся враг накрыл их миной. Коммунист Толмачев и комсомолец Николаев дорого отдали свои жизни. Семнадцать героев сдержали клятву, которую давали на верность Родине. Тринадцать из них погибли, а на поле боя осталось около трехсот убитых и раненых гитлеровских солдат и офицеров. Погибшие герои после освобождения города были похоронены с почестями. В последний путь их провожали тысячи жителей города. С глубоким волнением слушали они слова заместителя командира дивизиона по политической части капитана Мирошкина, обращенные к погибшим героям: «Друзья мои! У вашего гроба стоят жители города, за свободу которого вы сложили свои головы.

Они пришли, чтобы дать вам клятву в том что ваши имена запомнят навечно, что кровь, пролитая вами, будет ежечасно звать на новые подвиги»4. В этом же 1943 году одна из улиц Старого Оскола – бывшая Гусёвка – стала носить имя 17-ти Героев.

Оставшиеся после боя в живых Тихон Бабков и Абдыбек Бутбаев погибли в последующих боях за Родину. А Василий Кукушкин и Павел Рябушкин встретили Победу и продолжали свои подвиги уже на трудовой ниве. В. Кукушкин работал животноводом в Вологодской области, а П. Рябушкин – металлургом в Липецке. Павел Егорович жив до сих пор и всегда очень охотно отвечает на письма из так обязанного ему города Старый Оскол.

«Пророчество» автора агитационной статьи из газеты «В атаку. Родина высоко оценила подвиг семнадцати героев. Пять из них – Тихон Бабков, Григорий Опарин, Абдыбек Бутбаев, Павел Рябушкин и Василий Кукушкин – удостоены ордена Красного Знамени. Остальные двенадцать участников боя у разъезда Набокино награждены орденом Отечественной войны первой степени.

По инициативе рабочих механического завода и их подшефной школы №2 в 1967 году на месте боя на Майсюковой будке установили мемориальною доску, а в 1968 г. – памятник 17-ти Героям.

В 1965 году в городе появилось еще 3 новые улицы. Одна из них носит имя политрука роты Плотникова, другая – командира взвода – В. Бондаренко и третья – комсорга взвода – Николая Литвинова; Василий Кукушкин и Павел Рябушкин стали почетными гражданами города Старый Оскол.»

===============

Старший из сыновей Опариных

После публикации в «Саткинском рабочем» информации о Григории Егоровиче Опарине моя родственница Мария Григорьевна Жданова подсказала мне, с кем нужно поговорить, чтобы найти членов его семьи.

Первой я нашла внучатую племянницу Григория Опарина, оказалось, мою бывшую ученицу и почти соседку (мы жили на одной улице в Рудничном) Надежду Ивановну Пфлигер. Оказалось, и её найти было не так-то просто. А дальше – пошло-поехало! Почти каждый новый день я кого-то находила или узнавала, кого или как можно искать дальше, появились фотографии… Сегодня в моей «картотеке» почти все члены семьи Опариных. Жаль, что пока – «почти»…

В семье, жившей по улице Калинина, дом 20 в Рудничном (теперь это улица Глинки), было пятеро детей, а не четверо, как сообщалось в одной из газет, трое сыновей и две дочери:: Александр, 1913 года рождения, Григорий, 1914- го, Владимир, 1926- го, Вера, самая старшая из детей, 1910- го и Клавдия, 1920-го. Все дети, кроме Веры, – участники Великой Отечественной войны.

Александр окончил в Рудничной школе четыре класса, потом получил профессию шофёра и с 1929 гола работал на Бакальских рудниках. Прошёл службу в армии, а с началом Великой Отечественной войны он – на фронте.

В Интернет-ресурсе «Подвиг народа» саткинский краевед Олег Викторович Дедов нашёл интересные документы, говорящие о подвигах Александра: два наградных листа и два приказа о награждении Александра Егоровича Опарина. С позволения О.В. Дедова, представляем нашим читателям сведения о боевых заслугах А.Е. Опарина.

Первый наградной лист – о награждении солдата медалью «За отвагу»:

Второй – о представлении А.Е. Опарина к награждению медалью «За боевые заслуги»:

«Расчёт, в составе которого служил замковым батареи 45 мм пушек 1111-го стрелкового полка 330-ой Тульской стрелковой дивизии Опарин Александр Егорович, занимая оборону в районе города Кирова (разъезд Щигры), укрепился в одном домике. 18 февраля 1942 года противник предпринял ряд яростных атак на разъезд, но каждый раз вынужден был отступать, неся большие потери. Расчёт выдержал бешеные натиски противника.

Прямым попаданием были уничтожены противотанковая пушка, 3 миномёта, 2 станковых пулемёта, 2 ручных пулемёта, убито и ранено свыше 40 фашистских солдат и офицеров. От сильного орудийного и миномётного огня дом, в котором находился расчёт, четыре раза загорался и был почти разрушен, но, несмотря на это, расчёт, отражая атаки противника, с честью выполнил поставленную перед ним задачу».

Приказом Президиума Верховного Совета СССР от 12 мая 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий и проявление доблести и мужества красноармеец 385-й стрелковой дивизии Александр Егорович Опарин был награждён медалью «За боевые заслуги».

Кроме медали, он получил ещё поощрения: был назначен орудийным наводчиком и получил звание старшего сержанта.

Во втором наградном листе сообщалось, что «в боях с немецкими фашистами товарищ Опарин Александр Егорович показал себя хорошо знающим своё дело орудийным наводчиком. Не раз в боевых условиях орудийный расчёт, в котором служил тов. Опарин, прямой наводкой уничтожал фашистских захватчиков. 1 и 4 апреля 1942 года противник численно во много раз превосходящими силами пытался сломить сопротивление наших защитников в занимаемом участке обороны. После длительной артподготовки фашисты пошли в атаку. Орудийный расчёт т. Опарина, выкатив орудие на открытую позицию, стал в упор расстреливать фашистов. Не выдержав уничтожающего огня, бросая вооружение и снаряжение, противник отступил. Лично тов. Опарин уничтожил 2 станковых и 3 ручных пулемёта и свыше 40 фашистских солдат и офицеров».

После войны А.Е. Опарин вернулся в посёлок Рудничное. Работал шофёром в геологоразведочной партии, затем в Бакальском рудоуправлении и на хлебозаводе. Был женат на Ховановой Полине Николаевне (возможно, Пелагее, ведь её называли просто Полей). Имел сына Анатолия, 1950 года рождения.

Семья проживала по улице Калинина (теперь Глинки), в доме № 29.

К сожалению, в мирной жизни Александр в подвигах не был замечен, наоборот, имел даже увольнения за прогулы, потому и менял место работы. Умер в начале семидесятых годов и похоронен в Рудничном.

К этому времени сын его уже подрос, окончил ПТУ, работал электромонтёром в цехе сетей и подстанций, с 1969 года перешёл работать на БелАЗы, как и отец, вывозил руду и породу из карьеров Бакальского рудоуправления. Отслужил в рядах Советской Армии, вернулся на Бакальские рудники шофёром, затем был переведён слесарем по ремонту автомобилей.

Состоял в браке со Светланой Куликовой, в 1977 году у них родилась дочь Марина. В 1981 году Анатолий со Светланой разорвали брачные отношения, Анатолий уволился и уехал на работу в какую-то из республик Средней Азии. В Бакал больше не возвращался, есть предположение, что там он скончался. Официальных данных о месте его пребывания или о дате смерти никто не запрашивал.

Дочку Марину с четырёх лет Светлана растила одна, об отце и его родственниках говорить не было принято, поэтому, когда я нашла внучку А.Е. Опарина и спросила, знает ли она, что он участник Великой Отечественной войны и награждён не просто медалью, а даже орденом, для неё это стало открытием.

Теперь у Александра Егоровича нашлись внучка Марина и правнучка Юля, семиклассница.

Живут они в посёлке Иркускан. Теперь и у них появятся материалы о его подвигах в годы войны и основания гордиться знатным дедушкой и прадедушкой.

Клавдия

Два старших сына семьи Опариных за участие в Великой Отечественной войне награждены высокими правительственными наградами: Александр – медалью «За боевые заслуги» 12 мая 1942 года и орденом Красной Звезды (приказ о награждении личного состава от 7 июня 1942 года), Григорий – орденом Красного Знамени (в 1943 году, посмертно). Третья участница войны, Клавдия, – медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945гг.».

Клавдия росла в Рудничном, как и все девчонки её времени в небогатой многодетной семье. Родившись в 1920 году, получила образование 5 классов. Дальше учиться не могла: в селе школа была только четырёхлетняя, а в Бакал ходить, видимо, было хлопотно. Да и в семье появился маленький братишка, пришлось помогать растить его. Как и все девочки, помогала родителям по дому, умела всё, что положено было уметь женщине. И не только женщине, ведь, кроме неё, помощников никаких не было…

Незаметно подросла и, как и многие её сверстницы, не смогла спокойно сидеть дома. А к тому времени уже перестали приходить письма от старшего брата, Григория… Но она всё же поехала в военкомат проситься на фронт. Что именно позвало её на войну, доподлинно не известно. Как отреагировали на её решение родители? Но с апреля 1943 года Клавдия начала службу на Первом Белорусском фронте в 75 стрелковом полку медицинской сестрой.

Что такое медицинская полковая сестра? Это человек, оказывающий все виды медицинских услуг в боевой обстановке, выносящий раненых с поля сражения, под пулями, независимо от времени года, от погодных условий… Сколько солдат до конца дней своих помнят ту сестричку, которая подарила им жизнь?.. Неважно, какого она возраста, как она выглядит.

А после боя – опять помощь раненым, вечные постирушки, потому что перевязочных средств постоянно не хватало… Они, бедные, вообще не знали отдыха, работали днём и ночью! Приходилось и участвовать в бою с оружием в руках…

Так проходили фронтовые будни Клавдии. Сама получила ранение, лечилась в госпитале. И ведь это была та категория военнослужащих, где каждый их день был подвигом. Но таким незаметным!

В июле 1945 года Клавдия демобилизовалась, вернулась в родное Рудничное. Почти сразу устроилась на работу.

В мае 1946 года родила сына Леонида. Для себя. Жила отдельно от родителей в маленьком домике в самом начале той же улицы Калинина. В декабре опять пошла на работу. Работала банщицей, потом устроилась в больницу санитаркой. С 1961 года переведена в отдельную команду военизированной охраны в качестве стрелка. Получила квартиру в Бакале. В 1965 году переведена в отдел вневедомственной охраны при Саткинском ГОМ. Но работа в Сатке – это так много времени на дорогу! Перешла в железнодорожный цех Бакальского рудоуправления рабочей по настилке и ремонту пути. Работала там до возвращения сына из армии.

Леонид предложил матери поехать в город Юрюзань (там жили родственники – семья двоюродного племянника) и там устроиться на работу. Переехали. Устроились. Получили жильё. Леонид работал водителем на автобусе, неплохо зарабатывал.

В 1976 году женился на Жанне Абдуловне Башировой.

Через год у них родилась дочка Оленька. Леонид был хорошим отцом для девочки, заботился о ней, устраивал её на каникулы в пионерский лагерь, навещал её там с подарками, гостинцами.

Но счастье не бывает бесконечным. Когда Оле было 17 лет, отец с матерью расстались: у отца начали сказываться вредные привычки. Оля осталась с матерью, а отец ушёл к другой женщине. В 2007 году мать умерла, а в сентябре 2009 года скончался и отец.

Теперь Ольга живёт самостоятельно, воспитывает дочку Яночку. Работает горничной в гостинице «Каменный цветок». Имеет собственную благоустроенную квартиру…

Когда мы с ней встретились, она ничего не знала о судьбе своей бабушки по линии отца. Оказывается, у Клавдии не сложились отношения со снохой, и та настояла, чтобы они жили отдельно от матери. Сначала они и жили «отдельно», но время шло, мать состарилась, начала болеть, пришлось её устроить в дом престарелых, где она и скончалась. Об этом я узнала уже по приезде в Бакал…

Когда именно скончалась – неизвестно. Пока. Ольга, узнав о судьбе своей бабушки, очень заинтересовалась ею и другими родственниками отца. По-моему, она «докопается» до точной даты. И не только до неё. Ведь она с удовольствием вспоминает о поездках в Бакал в гости к двоюродной сестре отца Марии Курчатовой, о их семье. У неё хранятся фотографии этих поездок:

Но с уходом отца из семьи их связи оборвались. Теперь Ольге хочется повидаться с семьёй двоюродной тётки. Хочется познакомиться с троюродной сестрой Мариной с Иркускана. Кстати, они ровесницы. Возможно, наладятся родственные отношения?.. Дал бы Бог!

Владимир

Владимир, младшенький из детей Опариных, родился в 1926 году, то есть в 1941-м ему было всего 15 лет. Окончил 7 классов Рудничной школы. Как и любой патриотически настроенный мальчишка тех лет, с нетерпением ждал наступления совершеннолетия. Тем более, что старшие члены семьи уже воевали с ненавистными всей стране фашистами, а о судьбе Григория ещё ничего не было известно: так и считался без вести пропавшим.

В 1944 году взяли на фронт и Владимира. Воевал он, как и старшие члены семьи (так уж случилось), в артиллерийских частях. Хорошо, что войны на его долю досталось не так уж много. Но повидать кое-что досталось. Повезло, что вернулся домой целым и невредимым.

Трудовой стаж его ведёт своё начало с 1941 года, то есть с 15 лет…

После войны пошёл работать на рудник имени ОГПУ Бакальского рудоуправления. Пытался создать семью. Не сразу всё сложилось… Уезжал… Вернулся в Бакал…

Наконец, получилось с семьёй. Жена Валя и две дочери:

Неплохое, вроде, семейное положение?.. Но, оказалось, непрочное. Развелись.

В августе 1956 уехал на учёбу в город Свердловск. После возвращения работал электромонтёром-обмотчиком 5-го разряда в электроремонтном цехе БРУ. Женился на жительнице посёлка Рудничного Сажиной Татьяне.

Ещё раз пытался сменить место жительства. В 1973 году у них родился сын Григорий. В Якутске. Назвали так потому, что у Владимира – брат Григорий, а у Татьяны – любимый дядя Григорий.

Опять приехали в Бакал, в Рудничное. Там родилась ещё дочь Людмила.

В 1981 году Владимир по возрасту вышел на пенсию. В 1986 году скончался. Татьяна пережила мужа лет на двенадцать. А дочка погибла трагически при пожаре в доме.

У Григория судьбу не назовёшь завидной. После окончания неполной средней школы учился в ПТУ. В двадцать лет женился. Когда дочке Ирочке шёл пятый годик, родители развелись. Как рассказывает его бывшая жена Гуля, он любил жить на широкую ногу, но не любил работать. Поэтому после расставания с семьёй и посидеть успел, и… И где он теперь, никто не знает. Дочку Гуля воспитывала одна. Выросла девочка-красавица умненькая, заканчивает одиннадцатый класс средней школы (свои фотографии и мама, и дочка опубликовать отказались). Строит планы на будущее.

Надеюсь, что у неё всё сложится просто и счастливо.

Верочка

Веру Егоровну Узюмову знаю с раннего детства: жили неподалёку на одной улице. Красивая, доброжелательная, приветливая женщина. Лицо – моложавое, внимательный взгляд, открытая улыбка. Близкие мне люди – все – называли её почему-то Верочкой. Наверное, за её ласковость, добросовестность, заботливость?

Помню её сына Володю – мы с ним почти ровесники, он немножечко помоложе – тоже очень эффектный мальчик, потом юноша.

Помню старшую дочь тёти Веры – Марусю – она жила с мужем Иваном Ивановичем Курчатовым и двумя детьми – Сашей и Надей – тоже на нашей улице Гагарина (в прошлом – Ленина). Потом и внук, и внучка тёти Веры стали моими учениками…

Близка мне и её фамилия – моих дальних родственников по линии маминого отца. Леонид Николаевич Узюмов работал в горноспасательной службе.

Всё это я знала уже с самого детства. Одно для меня этим летом стало открытием: Вера – старшая сестра Григория Егоровича Опарина, чьих родственников я начала искать почти год назад!

Вера – самый старший ребёнок в семье Опариных – родилась в 1910 году. Как было принято, на неё легли в доме все «женские» дела: помогала растить младших братьев – Александра (он на три года моложе), Григория (моложе на четыре года) – присматривала за ними, могла качать зыбку (так в Рудничном называли детскую люльку), при случае покормить. Ведь в ту пору дети взрослели гораздо раньше! Когда родилась Клавдия, Вера была уже «большая» – ей было десять лет! В эту пору девочки обычно умели «ходить» за домашним скотом, помогать на покосе. Когда родился Владимир, она была уже совсем взрослой – 16 лет! Вскоре вышла замуж, жила отдельно, своей семьёй.

Леонид Николаевич (фотографий не сохранилось) был хорошим мужем, внимательным, заботливым. Грамотным специалистом. На работе пользовался заслуженным уважением. Жаль, век его был короткий – он погиб на работе во время обвала в шахте. Жили они тогда в Бакале на улице Железнодорожной, Мария ходила в двенадцатую школу, а Володя был ещё маленьким. Переехали в Рудничное: рядом с родными жить было полегче.

Вера работала стрелочницей неподалёку от Кварцитки. В 1965 году, с достижением возраста, ушла на пенсию.

Дочь её Мария вышла замуж в восемнадцать лет, как и мама Вера. Сын Володя после школы окончил 31-е училище по специальности «слесарь», работал на агломерационном комбинате, затем на руднике имени ОГПУ учеником электрослесаря, отслужил в армии – вернулся на своё рабочее место. В 1965 году уже получил четвёртый разряд, успешно сдал на «хорошо» экзамен квалификационной комиссии Челябинского совнархоза – разряд ещё вырос. В 1966 году уехал на постоянное место жительства в Якутск. Женился. В начале восьмидесятых годов, приехав в Бакал в отпуск, забрал с собой мать. К сожалению, там она в 1983 году, вскоре после приезда, скончалась.

У Владимира дочь Светлана, его внук уже окончил школу…

Семья Опариных «продолжается», жаль только, что носителей фамилии в теперешнее время маловато…

Сын Марии – Александр, 1949 года рождения, после окончания средней школы уехал в Юрюзань, работал там, женился. Часто приезжал в Рудничное к родителям. В Юрюзани они дружили с семьёй Клавдии, с Леонидом, и порой приезжали к родителям вместе с ними. В семье его сестры Нади и в Юрюзани у Леонида (теперь у Ольги) хранятся фотографии – память об этих встречах. Есть они, вероятно, и у жены Александра, ведь поддерживает же она отношения с Ольгой, дочерью Леонида, несмотря на то, что с мужем Александром они расстались. От этого брака у Саши остался сын, тёзка отца, теперь он уже взрослый (1972 г.р.), живёт в Нижневартовске.

Александр из Юрюзани уехал в Краснодар, там у него сложилась другая семья, родился сын Иван (сейчас ему уже 15 лет). Работал, был счастлив. Любил жизнь, здоровый образ жизни, занимался спортом, ходил в тренажёрный зал (есть и такие фотографии), всё было хорошо, и вдруг – телеграмма: скоропостижно скончался! Случилось это в январе 2001 года. Младший сынишка его очень похож на дедушку Ваню Курчатова – вечная память о происхождении!

Надя, дочь Марии, 1953 года рождения, так же, как и брат, выросла в Рудничном, окончила восемь классов, решила учиться дальше, приобретать профессию. Окончила училище № 50 по специальности «повар», поступила в Златоустовский торговый техникум, успешно училась, но почему-то не окончила его, о чём сейчас жалеет. Однако жизнь её сложилась удачно. Работала в 30-й столовой, в столовой 31-го училища, в пионерском лагере имени Лаптева (а туда принято брать только надёжных, стабильных специалистов – ведь такая ответственность за жизнь и здоровье детей!) Затем работала в пекарне ЧП Петросяна, в кафе «Пельменная». После выхода на пенсию уволилась. Но дома сидеть невмоготу, работает в детской поликлинике санитаркой.

Где бы Надежда ни работала, её труд всегда был заметен добросовестностью, её фотография не раз оказывалась на Доске Почёта!

Она человек, отличающийся любознательностью, она во время отпусков обычно отправляется в поездки. Может, потому, что муж её, Пфлигер Иван Кондратьевич, машинист экскаватора аглоцеха, такой же любитель путешествий, природы. Побывали они и в Анапе, и в Алма-Ате, и в Тургояке… От всех поездок – масса снимков с красотами природы и достопримечательностями посещённых мест. От поездки в Анапу – не менее 150 фотографий! Любовь к природе нашла своё выражение в пристрастии к даче (в Рудничном, в доме родителей). Любовь к порядку, к красоте – в интерьере квартиры, где, наверное, ни одна пылинка не находит себе места!

У Надежды и Ивана двое детей: сын Юрий, который почему-то в 27 лет свёл счёты с жизнью, и дочь Наташа. Наталья, швея и бухгалтер-экономист, теперь имеет собственное дело, содержит отдел в одном из магазинов в Сатке. Муж её, Кашапов Валерий, работает начальником по безопасности в ЛИУ – 9, как его привычнее называть. Заочно получает высшее юридическое образование. У них растёт дочка Юлечка, умница и красавица. Теперь она восьмиклассница в школе № 8, отличница с первого класса. Увлекается английским языком. Её портрет, как и бабушкин в своё время, в школе на Доске Почёта. Таким образом, в семье Веры, вроде, продолжение рода вполне благополучное.

Возможно, узнав о своих («новых»?) родственниках, кто-то из современных наследников семьи подружится? Знаю, что Ольга с Надеждой уже созванивались и намереваются встретиться с помощью Любови, бывшей жены Александра. Может, кто-то получит (или уже получил?) прощение за старые «грехи»? Может, кому-то теперь станут небезразличными страницы «военных» биографий предков, о которых до сих пор ничегошеньки не знали по разным причинам, объективным и субъективным?

Будущее у всех впереди, а прошлого уже не переделаешь!

Страница 1 из 912345...Последняя »