Статистика

Яндекс.Метрика

Валентин Колясников

Страница 1 из 212

Нелюди

Мёртвые не ответят. Живые не защитят. Этот посыл к «Заметкам по поводу» не случаен, потому что происшедшее с 14 на 15 июля с.г. на кладбище посёлка Рудничного, если это рассматривать более масштабно, становится российским явлением. О разгромах памятников на кладбищах мы нередко узнаём из сообщений телевидения и радио, из прессы. Возмущаемся и забываем. Возможно, потому, что ангажированные СМИ часто находят происходящему объяснение в том, что это, мол, дело рук фашиствующих молодчиков, «мстителей» другой веры или обкуренных наркотой подонков. Но откуда взялись и берутся эти нелюди, дикое племя недоносков в нашей действительности, как правило, умалчивается, хотя все хорошо знают, что это порождение последних двадцати лет. Это представители поколения, воспитанного уже сегодняшними реалиями российского бытия. А реалии такие, что духовно они отбросили нас … даже не вспомнишь, в какое время. Ведь уже древние, породившие войны, в том числе племена язычников, в сражениях друг с другом обходили стороной места захоронения усопших, если только в них противник не устраивал засады.

А тут мирное время, и на тебе – вандализм. В конкретном рудничном происшествии (точнее, преступлении) не следует искать политического или конфессионального умысла: кладбище-то многонациональное, и хоронят здесь не первое столетие. Правда, и случай-то здесь не первый. В не столь отдалённом времени здесь, на этом кладбище, «поорудовали» охотники за цветным металлом, сбили таблички-надписи…

Но то, что произошло менее двух недель назад, не укладывается в голове нормального человека, не поддаётся объяснению. Можно предположить: погром нескольких десятков памятников устроила пьяная, а скорее всего, – обкуренная компания выродков. Возможны и другие версии.

Я побывал на месте преступления в среду, 16 июля. Часть не разбитых, не искорёженных, а только выдернутых из «гнёзд» или поваленных памятников родственники восстановили. И, наверняка, в следственном деле разрушенных будет меньше, только согласно поданным в милицию заявлениям. И дело не только в количестве – суть в самом содеянном, будь это даже всего один памятник. Большинство изувеченных памятников поставлено усопшим преклонного возраста, родившимся ещё в позапрошлом веке и до сороковых прошлого. Что это? Случайное совпадение? Совпадения бывают при преднамеренной мести кому-то. Но кому? Мёртвым?

Прошёл  по маршруту «мамаева побоища». Дело следственных органов установить картину преступления. Но я выскажу свою версию. Зашли «воины» на кладбище через «нижние» ворота, со стороны Катавки, и начали погром на «новом» кладбище. Но, вероятнее всего, путь выродкам преградила огромная поваленная вековая лиственница, которая, кстати, как «дитя» природы, пощадила усопших. Поэтому, видимо, «воины» развернули атаку в сторону «старого» кладбища. Ближе к калитке они, вероятно, выдохлись. А может, удовлетворились содеянным…

Я разговаривал с родственниками тех, над чьей памятью надругались выродки. И версия о том, что это «натворили» «заезжие» негодяи не вызвала у них поддержки. Значит, искать чужих всё же следует среди своих. Ну, не может быть, чтобы в тот день, вечер никто ничего настораживающего не заметил. А если заметил и промолчал, что, в конечном итоге, привело к столь вопиющему факту, да простят меня читатели, отнесу их к соучастникам. И потом, мы народ (если мы ещё остаёмся им) отходчивый. Не только промолчим, но ещё и сочувствовать будем подонкам. Можно где-то и промолчать, посочувствовать, но только не о данном преступлении. Промолчим, а не напишем заявления в правоохранительные органы с просьбой, требованием найти подонков все, чьи родственники захоронены здесь, – значит, мы, живые, не защитим, не упредим надругательство над памятью мёртвых.

Встретил на кладбище супругов Мухачёвых – Ивана Александровича и Зинаиду Степановну. О настроении их (как и десятков других) говорить не приходится. Они прибирали могилу матери Ивана Александровича – Александры Семёновны (1903 – 1965). Могилу, а не памятник: он, отлитый из мраморной крошки на арматуре, переломлен в поперечнике. Александр Иванович держал два эмалевых портрета с памятников супругов Молчановых 1912 – 1913 годов рождения. Я не стал спрашивать: родственники ли? Какое это имеет значение: их кресты из того же материала были искорёжены.

– В выходные у нас в гостях проездом была моя сестра Валентина, – сказал И.А. Мухачёв. – Естественно, побывала и здесь. Всё стояло цело и невредимо. Уехала – и вот – на тебе – такое…

– Мы же пенсионеры, – продолжила Зинаида Степановна. – Где найдём средства, чтобы восстановить разрушенное. А своим детям накажем, чтобы нам ставили памятники железные…

Уже на остановке автобуса я невольно подслушал реплику полувопрос – полуответ, произнесённую без надрыва, спокойно: «Что, вы думаете, милиция найдёт кого-то?..»

Горько было слышать такое. Хотя ко всему люди привыкают. Но к данному преступлению нелюдей из дикого племени так привычно отнестись – значит, самим породить новое преступление перед памятью мёртвых. Живые мы или не живые? И дело чести правоохранительных органов – раскрыть преступление. Ведь это  вопиющий вандализм, глумление  над усопшими, над памятью живых.

В этой связи мне пришла на память история более чем пятидесятилетней давности, связанная именно с этим, Рудничным кладбищем. Мы тогда с одноклассницей на спор решили убедиться, водятся ли на кладбище черти и прочая нечисть. Днём-то их никто не видит. Преодолевая страх, провели там ночь и никакой нечисти не увидели. И вот она более чем полвека спустя всё же выползла в реальном воплощении – в нелюдях.

P. S. В «Нелюдях» я по своей взрослой и профессиональной наивности и надежде полагался на оперативное милицейское расследование. Но – увы! Прошло больше месяца после публикации. Поинтересовался в редакции «Горняка Бакала» о ходе следствия и о намерениях газеты относительно его контроля. И получил тот ответ, который меня как бывшего редактора в сегодняшних «демократических» обстоятельствах не удивил. Лишь поставил точку на тропе моего дальнейшего сотрудничества с местной прессой. Виновных в вандализме, естественно, не нашли. А у местных газетчиков нет никакого желания связываться с пинкертонами. Вот так: кругом равнодушие так и прёт из всех щелей. М это страшно!

Валентин Колясников

Страница 1 из 212